Главная страницаРазное Публикации

27/09/14

Говорение правды: качество сердца воина


Уборщица Майя задумчиво затянулась сигаретой, а затем прикурила одну и для меня. Мы стояли на заднем дворе, разговаривали и курили. «Знаешь, кто твоя мать? — сказала Майя. — Твоя мать — дикая свинья, пожирающая собственное потомство. Что вообще происходит с людьми, раз они не замечают, какое она чудовище? А твой отец? Он просто засранец».

Я была так поражена и взволнована, что с трудом могла дышать. Уже в шесть лет меня тошнило от людей, рассказывавших мне, какая у меня чудесная мать, как хорошо она работает в школе и так далее. Однажды ее за старания даже наградили «Золотым яблоком». Каждый раз, когда меня отчитывали в кабинете директора за то, что я бранилась в классе, мне указывали на то, «как такие поступки могут отразиться на репутации моей матери». Мать учила детей моего возраста, и могу представить, какой милой и ласковой она с ними была. Но стоило ей вернуться домой, казалось, что все это она оставила в своем школьном кабинете, — для меня оставались только угрозы и побои. И меня тошнило, когда я слышала, как превозносили моего отца за его социальную работу, за то, что он помогал детям найти приемные семьи и посвятил свою жизнь улучшению их судеб.

За закрытыми дверьми он никогда не вступался, когда мать начинала бранить и нападать на меня. Наша семейная жизнь была тихим и скрытым от посторонних глаз адом, — по крайней мере, так мне казалось. И Майя — молчаливый, но верный свидетель того, что происходило.

Майя, стройная афроамериканка со стянутыми в тугой пучок волосами, не любила демонстрировать свою привязанность ко мне, хотя нередко подходила и обнимала меня. Но чаще она с каменным беспристрастным лицом просто стояла со мной в кухне, пока в соседней комнате шумно ссорились мои родители. Она не могла заступиться и защитить меня, когда мне доставалось от матери, но позже всегда высказывала свое мнение, называя мою мать бешеной сукой.

Уверена, многие посчитают, что давать шестилетнему ребенку сигарету нехорошо, но я жила ожиданием наших с Майей перекуров. Это было единственно искреннее и честное общение, доступное мне в детстве, а Майя — единственной взрослой, с которой я чувствовала себя в безопасности. Видя грязь, которая накапливалась между ее появлениями у нас (она приходила к нам, чтобы прибраться в доме), все более яростные стычки моих родителей и общую обстановку безумия в доме, Майя морщила свое круглое личико и шептала мне: «Ты не сумасшедшая. Сумасшедшие они». Может быть, я и вправду не была дьявольским отродьем, как называла меня моя мать. Если ваш муж ушел к мужчине.



Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться
Сейчас на сайте посетителей:2
фыв